?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Продолжение темы с моим предостережением:

Сергей Пархоменко на Эхе вспоминает о событиях в Ростове и анализирует ситуацию в целом по стране:

http://www.echo.msk.ru/programs/sut/894431-echo/#video

" Так вот. Я получил колоссальное количество однотипных предложений. А именно: «А! Они хотят, чтобы мы заявляли любое событие, любое вообще коллективное появление людей на улице, любую прогулку, любой поход по магазинам с подружками, любой семейный выход в зоопарк, чтобы мы заявляли его в качестве массового мероприятия. Давайте это сделаем. Давайте однажды окажется, что в мэрию какого-нибудь города пришло несколько тысяч вот таких заявок и в них упоминается все подряд – свадьбы, похороны, школьные вечера, экскурсии, прогулки, походы. Давайте. Они хотят заявлять? Давайте будем заявлять». Выясняется, что, что называется, DDoS-атака возможна не только в интернете. Я к этому не призываю, но я просто легко могу себе представить, что это однажды произойдет. Люди, раздраженные вот таким отношением, однажды повернутся таким образом и мы посмотрим, каким образом этот административный орган отреагирует на все эти бумаги. Ведь, если он хочет действовать по закону, ну, вперед, давайте, отвечайте, пишите ответные письма, выдавайте разрешения или выдавайте запрещения, ведите переговоры о маршруте следования этого шествия, я не знаю, этой похоронной процессии или этого свадебного кортежа. Давайте, обсуждайте. Вы хотите превратить это в абсурд? Ну, превращайте это в абсурд. На самом деле, вам это не сложно. Что называется, не впервой. "




Друзья, как вам идея? DDos в реальной жизни?

Полный тест передачи - слишком велик, поэтому ниже - первая часть до новостей, и концовка, а по ссылке на Эхе - полный текст

С.ПАРХОМЕНКО: 21 час и 10 минут в Москве, это программа «Суть событий». Добрый вечер. Я – Сергей Пархоменко. Как обычно в это время в конце недели обсуждаем с вами важнейшие события, а последнее время как-то все чаще и чаще приходится говорить еще и не только о тех важнейших событиях, которые уже произошли, но и о тех, которые произойдут в ближайшее время. Как-то заглядывать вперед, в будущую неделю – уже это стало таким, почти традиционным ходом для этой программы. 

Давайте сначала +7 985 970-45-45 – это телефон для SMS-сообщений, пожалуйста, посылайте, никакой дополнительной мзды с вас за это никто не возьмет, а я зато смогу глядеть на экран и, ориентируясь на ваши SMS-сообщения, как-то корректировать, может быть, ход передачи, смотреть за тем, что понятно, что непонятно. 

Есть другой еще способ обратной связи. Я, признаться, за ним во время передачи не слежу, но вам зато будет интересно – называется «Кардиограмма эфира», это на сайте echo.msk.ru. Заходите, там можно проголосовать раз в минуту в зависимости от того, согласны или не согласны вы с тем, что слышите в эфире. Вообще там на сайте echo.msk.ru масса всякого замечательно интересного. И можно, кстати, оттуда тоже отправлять сообщения сюда, в прямой эфир – они наравне с смсками здесь передо мною появляются. 

Ну вот, все. Еще есть телефон 363-36-59, и он заработает, вероятно, в конце программы. «Не работает Сетевизор почему-то», - пишут мне. Почему они пишут? Не знаю. Вообще, наверное, должен работать. Во всяком случае, кардиограмма прямого эфира работает как я вижу. 

Давайте как-то подцепим эту передачу к предыдущей по следам наших прошлых выступлений, тем более что это оставалось очень важным сюжетом на протяжении всей этой недели, пресловутый закон, точнее поправки к закону о собраниях, митингах, шествиях, демонстрациях и пикетированиях. Мы с вами довольно подробно говорили в прошлой программе об этом, я приводил всякий международный, в частности, французский опыт, на мой взгляд, достаточно интересный, того, как построено законодательство, которое регулирует этот способ взаимоотношений между обществом и государством. Поэтому нам это интересно. Не просто потому, что есть какое-то количество людей, которые отстаивают свое право выходить на улицу и высказывать таким образом свое мнение и таким способом демонстрировать разного рода свои политические и гражданские воззрения. Вопрос не только в этом – вопрос в том, что это (мы с вами говорили уже об этом) метод взаимоотношений, такой редкий момент тесного прилегания гражданского общества и государства. Вот они в этой точке контактируют непосредственно, демонстрируют свое отношение друг к другу. Поэтому это такой, важный сюжет. 

Ну вот я и тогда говорил, и сейчас готов это повторить, что на самом деле в ходе обсуждения вот этих вот поправок мне кажется, что мнение и, так сказать, внимание общества было очень серьезно отвлечено от реальных проблем и от реальных опасностей этого законопроекта. Все как-то сконцентрировались на проблеме штрафов, что, вот, за нарушения какие-то колоссальные штрафы полагаются, какие-то совершенно неадекватные наказания. 

На мой взгляд, это вещь менее важная. Хотя, вот я сам бываю (так уж сложилось в последнее время моей жизни), я сам бываю заявителем разных массовых акций и, казалось бы, это должно было меня интересовать впрямую. Но я давно понял, что я в этой ситуации существую в условиях абсолютного произвола – вот, как захотят, так и поступят, чего захотят применить, то и применят. Захотят – на 15 суток посадят, захотят – обвинят в чем-нибудь, захотят – спровоцируют что-нибудь. Поскольку мы с вами живем в совершенно беззаконном пространстве в этом смысле, то, ну, есть этот штраф или нет, это не так важно. 

А, вот, что важно, на самом деле, это то, что появляется совершенно новая, как это говорят, юридическая новелла, появляется возможность признать любое собрание граждан имеющим признаки массового мероприятия. И тогда, действительно, любая свадьба, любая экскурсия, любая коллективная велопрогулка, любой поход, любая компания молодых людей с гитарами на бульваре может быть признана вот такой вот политической акцией. К ней может быть применен соответствующий режим, соответствующие наказания, люди могут быть наказаны просто за тот факт, что это произошло. Люди могут быть задержаны, арестованы за то, что они коллективно находятся в публичном месте. Вот это серьезно, вот это, на самом деле, сердцевина этих поправок. Об этом говорят гораздо меньше, это как-то осталось в тени истории со штрафами, резко увеличивающимися. А это, по-моему, гораздо важнее. И я говорил, когда мы это обсуждали (по-моему, и в прошлый раз тоже обсуждали), ну, в общем, я точно произносил в эфире это, что у меня есть сильное подозрение, что как только эти поправки к закону будут приняты, немедленно начнутся такого рода прецеденты, точнее, такого рода инциденты – немедленно к людям начнут вязаться по поводу того, что «вот, а что это вы коллективно собрались в публичном месте? Что вы имеете в виду? Кто вам разрешил? Почему вы не подали предварительные заявки? Это, на самом деле, политическое сборище» и так далее. 

Я говорил, что это произойдет очень быстро, что называется, не замедлит себя ждать. Я грубо ошибся и я должен это признать, потому что это началось не немедленно после того как закон об этих поправках был утвержден и вступил в законную силу. Этого еще не произошло, он еще не утвержден и еще не вступил в законную силу. Это началось до того, как эти поправки были приняты. Удивительным образом я сам столкнулся напрямую, непосредственно с таким случаем. Я на этой неделе был приглашен в качестве представителя Лиги избирателей – вы помните, что это такое, очень интересное объединение, такое, не партийное, не политическое, а, собственно, гражданское людей, которые заинтересованы тем, как исполняются у нас избирательные права граждан и защищают самую большую гражданскую ценность человека, его голос. Так вот, я и еще несколько человек, в частности, Татьяна Лазарева, которую вы хорошо знаете, телеведущая и певица, нас пригласили в Ростов-на-Дону поучаствовать в чрезвычайно интересном мероприятии. Там собирался круглый стол. Желающие узнать подробности, приглашаю вас почитать мой Facebook или, там, Живой Журнал. Найти это все чрезвычайно просто – я там подробно описывал, что, собственно, мы там в Ростове-на-Дону делали. Ну, скажу вкратце, что там удивительная совершенно сложилась ситуация, удивительная для сегодняшней России. Вообще-то абсолютно естественная, абсолютно нормальная, абсолютно рутинная для любой другой страны. 

Так вот там открылось несколько вакансий в областной избирательной комиссии, а именно 7 таких вакансий. Немедленно было предложено 7 дрессированных кандидатов от «Единой России», они были все отобраны в кабинете губернатора Ростовской области. И вдруг откуда ни возьмись взялся 8-й независимый кандидат, кандидат, выдвинутый общественными организациями городскими. На самом деле, закон, как ни странно, это разрешает (мы с вами уже отвыкли от того, что такое бывает, что бывают такие дырки в российском законодательстве, которые, оказывается, позволяют какую-то гражданскую активность граждан). Так вот здесь еще чуть-чуть воздуха, маленькая щелочка, через которую можно дышать, существует. И, вот, гражданские общественные организации выдвинули независимого кандидата – его зовут Алексей Синельников, он довольно известный в городе человек, уважаемый очень человек. И, вот, система совершенно сошла с ума. Выяснилось, что этот ржавый робот не может функционировать, он не понимает, что делать в ситуации, когда вакансий 7, а кандидатов 8. Каким образом их отсеивать? Ну, то есть понятно абсолютно всем, что этого независимого кандидата пропускать нельзя, вот сейчас нужно как-нибудь его выкинуть из игры. Но как это сделать технически, совершенно не ясно. И вообще что с этим делать? И вообще как это все теперь должно функционировать в условиях, когда появился независимый кандидат? Какие критерии? Как за это голосовать? Вообще чем объяснять людям, почему этот человек не годится, а вот эти вот 7 от «Единой России» почему-то годятся? Что это все означает? 

Ну вот. И на эту тему там был собран круглый стол и всякие гражданские активисты, городские представители местных отделений политических партий и даже были званые представители от областной администрации и от областного избиркома. Вот, значит, собрались все там и обсуждали эту ситуацию. И нас тоже позвали при этом при всем поприсутствовать. И местные отделения «Гражданина Наблюдателя»... Вы помните, что «Гражданин Наблюдатель» – это было такое, очень любопытное объединение людей, которые собирали и готовили наблюдателей на последних выборах. Так вот, местное отделение «Гражданина Наблюдателя» решило устроить такую коллективную экскурсию для меня и для Тани Лазаревой (ну, Таню Лазареву особенно любят, она, так сказать, большая знаменитость и всеми любимая телезвезда), что, вот, а давайте мы этих наших гостей прогуляем по городу, покажем им разные достопримечательности, ну и позовем, собственно, жителей города тоже в этом во всем поучаствовать. 

Так вот. Девушка, которая является координатором «Гражданина Наблюдателя» в Ростовской области, ее зовут Алена Рудько, получила утром этого дня повестку в прокуратуру с требованием немедленно явиться для получения предупреждения и дачи разъяснений относительно экстремистских намерений. Экстремистские намерения заключались, собственно, в том, что она попыталась устроить эту самую экскурсию. И она потом вышла из этой прокуратуры, держа двумя пальцами как-то в ужасе перед собою на двух страничках вот это самое официальное предостережение. Я его немедленно у нее схватил и просто сфотографировал с помощью мобильного телефона, поэтому у меня есть теперь копия. 

Это совершенно сногсшибательный документ. Это документ, с одной стороны, можно сказать, что это документ выдающегося идиотизма. Но с другой стороны, конечно, это вещь очень мрачная, это, что называется, шутить на эту тему, с одной стороны, очень хочется, потому что это выглядит очень смешно, а с другой стороны, как присмотришься, так поймешь, что, в общем, это все довольно серьезно. Потому что здесь сказано, что «исходя из положения статьи 2-й федерального закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях (это я читаю официальное предостережение, выданное прокуратурой Ростовской области гражданке РФ по имени Алена Рудько), исходя из положений этого самого закона, указанная акция, то есть вот эта самая прогулка по городу с демонстрацией Тани Лазаревой и мне окружающих каких-то достопримечательностей и памятников архитектуры, и каких-то памятных мест города Ростова-на-Дону и так далее, указанная акция обладает признаками публичного мероприятия, вследствие чего в соответствии со статьей 4 данного закона о проведении этого мероприятия необходимо подать уведомление в соответствующий орган исполнительной власти субъекта РФ или орган местного самоуправления. В процессе публичного массового мероприятия, не согласованного с органами местного самоуправления и в установленном законом порядке, возможно использование его участниками антиправительственных лозунгов с призывами изменения конституционного строя РФ». Речь идет о прогулке Тани Лазаревой и моей в сопровождении некоторого количества жителей города Ростова по центру города Ростова с осмотром достопримечательностей (я напоминаю, если вдруг кто забыл). Так вот. «...С призывами изменения конституционного строя РФ непарламентскими методами, провоцирование конфликтных ситуаций с правоохранительными органами, обострение социальной обстановки». Извините, что я запинался, потому что у меня такая вот кустарная копия, я просто фотоаппаратом сфотографировал эту бумажку – здесь не очень хорошо видно. 

Так вот. Обратили внимание, что там есть ссылки на закон о митингах и демонстрациях? Статья 2-я упоминается, статья 4-я упоминается. И упоминается вот эта самая формулировка, та самая формулировка, о которой я говорил в предыдущей передаче, что «указанная акция обладает признаками публичного мероприятия, вследствие чего должна быть заранее зарегистрирована». 

Так вот. Эта норма в законе не существует. Эта норма из этих самых поправок, которые сейчас обсуждаются и которые будут приняты в ближайшие дни. Они, несомненно, будут приняты до 12-го июня. Собственно, вся спешка происходит для того, чтобы успеть до 12-го июня их принять. Закона еще нет, а предупреждения, официальные предостережения на его основе прокуратурой уже выдаются. 

Что это означает? Это означает, что машина уже закрутилась. Ведь, люди в Ростове – они ж не способны сами это сочинить, они получили какой-то циркуляр, они получили готовую форму откуда-то сверху. Они теперь в эту готовую форму вписывают конкретное имя и конкретные обстоятельства, и конкретную дату того события, которое им не понравилось или которого они опасаются. И по готовому этому шаблону штампуют эти предостережения. А, ведь, закона еще нет, закон еще даже не появился. Можно себе представить, что будет, когда он появится в действительности. 

Вот, не часто, знаете, возникают ситуации, когда твои мрачные пророчества вот таким вот поразительным образом оправдываются и еще до того, как реальность приняла ту форму, которую, собственно, ты пророчил. Вот оно уже у нас в руках, вот оно уже у нас на глазах происходит. 

Что это означает? Это означает несомненно, что такого рода давление, такого рода репрессии со стороны государства и со стороны законодателя породят несомненно активное и интенсивное противодействие людей. Я когда у себя в Facebook опубликовал фотокопию вот этой самой бумажки, получил огромное количество комментариев разнообразных, колоссальное количество перепостов, то есть люди у себя в своих дневниках воспроизводили эту мою картинку со своими комментариями – там больше сотни человек это сделали, так что можете себе представить, что вот таким пирамидальным способом тысячи людей посмотрели на этот документ и имели возможность каким-то образом высказаться по его поводу. 

Так вот. Я получил колоссальное количество однотипных предложений. А именно: «А! Они хотят, чтобы мы заявляли любое событие, любое вообще коллективное появление людей на улице, любую прогулку, любой поход по магазинам с подружками, любой семейный выход в зоопарк, чтобы мы заявляли его в качестве массового мероприятия. Давайте это сделаем. Давайте однажды окажется, что в мэрию какого-нибудь города пришло несколько тысяч вот таких заявок и в них упоминается все подряд – свадьбы, похороны, школьные вечера, экскурсии, прогулки, походы. Давайте. Они хотят заявлять? Давайте будем заявлять». Выясняется, что, что называется, DDoS-атака возможна не только в интернете. Я к этому не призываю, но я просто легко могу себе представить, что это однажды произойдет. Люди, раздраженные вот таким отношением, однажды повернутся таким образом и мы посмотрим, каким образом этот административный орган отреагирует на все эти бумаги. Ведь, если он хочет действовать по закону, ну, вперед, давайте, отвечайте, пишите ответные письма, выдавайте разрешения или выдавайте запрещения, ведите переговоры о маршруте следования этого шествия, я не знаю, этой похоронной процессии или этого свадебного кортежа. Давайте, обсуждайте. Вы хотите превратить это в абсурд? Ну, превращайте это в абсурд. На самом деле, вам это не сложно. Что называется, не впервой. 

Вот таким образом мера, которая возникает в паническом порядке, мера, которая возникает от страха, мера, которая возникает от ощущения, что что-то быстро надо сделать, потому что происходит какой-то процесс, который мы не контролируем, его нужно немедленно остановить, вот, собственно, это оно и есть. Вот это приводит несомненно только к одному – это приводит к фарсу, а фарс, как мы с вами знаем, и в политике, и в истории очень легко оборачивается трагедией и обратно. И уверяю вас, вот эти пожарные меры, которые применяются сейчас в надежде вообще прекратить всякие митинги и демонстрации, в надежде вообще отучить людей от того, чтобы они выходили на улицу и каким-то образом демонстрировали свое отношение к окружающей действительности, все это приведет к многочисленным конфликтам, к бесконечным конфликтам с людьми, в целом, совершенно добропорядочными и, в целом, совершенно законопослушными, которые будут пытаться отвечать на произвол с использованием тех гражданских возможностей, которые у них есть. Которые попытаются как граждане не повиноваться этому произволу. 

А вот теперь обратите внимание на то, что я только что сказал. Это и есть гражданское неповиновение. Вот, почему-то кажется часто, что акция гражданского неповиновения – это что-то ужасно разрушительное, это какой-то бунт, это какая-то предреволюция, что-то такое, это когда крушат заводы, переворачивают законы, что-то такое поджигают и взрывают. Ничего подобного. 

Гражданское неповиновение может быть спокойным и молчаливым. Вот, я считаю, например, что писательская прогулка, которая прошла по Москве несколько недель тому назад, вы помните, когда 17 тысяч человек молча прошли по бульвару от памятника Пушкину до памятника Грибоедову. Вот это и была акция гражданского неповиновения, это была акция, которой люди демонстрировали, что они не хотят повиноваться тому режиму чрезвычайного положения, по существу, режиму комендантского часа, который на тот момент был в Москве введен. 

По существу, вот то, о чем мы говорим, вот эти самые поправки к закону, которые позволяют любое появление на улице посчитать имеющим признаки массового мероприятия и относиться к нему как к политической акции... Ну, мы знаем, что, собственно, это уже происходит в Белоруссии, где есть термин «коллективное бездействие». Нормальный юридический термин – он, действительно, существует в тамошнем законодательстве, когда за то, что люди стоят на улице, ничего не произнося, не делая никаких лишних движений и ничего не демонстрируя, уже за это их тащат в автозаки и подвергают административным штрафам, судят и так далее, и так далее. 

Так вот примерно это же самое происходит в России, в Москве, во всяком случае. А вот я своими глазами видел, как это произошло в совершенно мирном южном, ужасно симпатичном, ужасно уютном городе Ростове. Так вот это и есть не что иное как введение элементов чрезвычайного положения, элементов комендантского часа. 

Один из наших слушателей спрашивает у меня: «Пархоменко, а почему вы БОИТЕСЬ сказать, что Путин вводит ползучим образом военное положение, причем незаконно? Чего боитесь?» Послушайте, ничего я не боюсь. Вот, я только что это и сказал. Только не военное положение, а чрезвычайное. Вводит элементы комендантского часа. И не только Путин, а вся его путинская власть. Остановимся на этом месте, через 3-4 минуты мы продолжим программу «Суть событий» со мною, с Сергеем Пархоменко. 
..... (тут вырезан кусок про московские референдумы)
Я совершенно не боюсь здесь, так сказать, провозглашать эти политические лозунги, потому что они абсолютно внепартийные, потому что в этой ситуации я не отстаиваю никакое политическое направление, я не вписываюсь в программу какой бы то ни было политической партии или какой бы то ни было политической группировки. Речь идет о гражданской инициативе как таковой, речь идет об основах демократического строя в России, того самого строя, который записан в российской Конституции, того самого строя, который поддержан главной, наверное, фразой в российской Конституции, что высшим носителем власти является народ и единственным источником власти является народ. 

Кстати, мне в том же самом Ростове, когда мы там гуляли с Татьяной Лазаревой и примерно тремя сотнями ростовчан по городу и нам рассказывали, где здесь что, какой-то человек, просто один из тех, кто шел рядом с нами в этой веселой толпе гуляющих вытащил из рюкзака и подарил очень смешную книжку. Такую брошюрку. Она сделана абсолютно в стиле в том, в котором издается обычно Конституция РФ. Знаете, такая маленькая, беленькая брошюрка размером половину листа А4, напечатана в такой, сине-красной краске (ее обложка), ну, совершеннейшая вылитая Конституция РФ. Обычно на такой книжке на обложке написано «Конституция. Основной закон РФ». А вот на этой книжке было написано: «Основные понятия РФ». И дальше внутри очень смешной набор таких шуток по поводу российских политических порядков, которые, действительно, строятся на понятиях, на какой-то воровской логике и воровской этике гораздо больше, чем на реальном законе. 

Так вот, знаете, не основные понятия РФ, а основной закон РФ требует от нас уважения этого принципа: единственным источником власти является избиратель, единственным источником власти является закон. И мне не жалко и не страшно пропагандировать эту позицию, и говорить о ней снова и снова как о какой-то высшей политической ценности, которой мы с вами обладаем. Мне кажется, что нам с вами предстоит говорить о референдуме еще много в ближайшие недели. Мне кажется, что нам с вами следует понимать, что это очень сложная политическая материя, которая дополнительно осознанно осложнена еще российским законодательством. Да, действительно, власть может защититься почти на любом этапе, власть может предотвратить здесь волю граждан, власть может дальше увлекаться разнообразными подтасовками при подсчете. Ну, это уже будет дальше. Я думаю, что мы должны с вами делать свое дело и мы должны болеть за тех, кто эту возможность делать свое дело для нас с вами организует. А уж на каком этапе это остановят, на каком этапе построят барьер, которым попытаются отделить нас от нашего естественного гражданского права, ну, посмотрим, как это будет выглядеть. В конце концов, преодолеем и это. 

Это была программа «Суть событий», я – Сергей Пархоменко. Мы встретимся с вами через неделю. Всего хорошего, до свидания. 

Comments

( 3 комментария — Мне есть, что сказать )
nikitayev
2 июн, 2012 12:13 (UTC)
А теперь читаем тут:
http://el-murid.livejournal.com/628230.html
и начинаем понимать (если не блондинка), что власть отдать эквивалентно отправиться вслед за ... ну там список.
Что ЛЮБАЯ смена режима - это ещё и кровь для обычных граждан.
Каждому мужику - по бабе, каждой бабе - по мужику и сразу наступит благоденствие.
alyonka_si
2 июн, 2012 12:21 (UTC)
тебя и пол страны убедили, что смена режима - это революция и кровь. а выборы как метод мирной смены режима - это тоже уже практически экстремизм. перечитай конституцию РФ и не верь 1 каналу.
inetman
2 июн, 2012 13:19 (UTC)
Идея хорошая, годная.
НО!
Надо думать больше, чем на один ход вперёд.
Как админ тебе скажу, не углубляясь в подробности, что DDoS не приводит к положительным результатам. Страдают, в первую очередь, простые пользователи ресурса. А заканчивается всё это вливаниями в инфраструктуру, т.е. в нашем случае - в расширение бюрократического аппарата. Если вы этого добиваетесь - вперёд, чо. Но не жалуйтесь потом, что вас ругают последними словами все, кому не лень.
( 3 комментария — Мне есть, что сказать )

Profile

me2009
alyonka_si
Жить как танцевать

Latest Month

Февраль 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow